Цифровая маркировка в текстиле заработала… и увеличила количество контрафакта

Изначально декларируемые «минимальные затраты» на обязательную цифровую маркировку вылились в 6,7 рублей на единицу товара без учета зарплаты новых отделов, вынужденных этим заниматься. Добавились расходы на ЭЦП, программное обеспечение крипто ПРО и сопутствующие расходы. Как только «честный знак» стал обязательным, стоимость принтеров ШК DataMatrix выросла на 45%, обслуживание – на 20%, подорожали расходные материалы.

Цифровая маркировка в текстиле заработала

Принудиловка в России всегда порождала и порождает туфту

Честным производителям «честный знак» не нужен, они конкурируют качеством продукции, экономией на издержках и попытках исключить посредников в цепочке «производство-покупатель». Однако меры государственной борьбы с контрафактом, прежде всего, ударили по таким фабрикам и предприятиям. В результате цены выросли на 3-5% за счет навешанных на предпринимателей дополнительных расходов.

Законопослушные компании потеряли фактор ценовой конкуренции, поскольку оставшиеся в серой зоне ООО и прочие ИП быстро нашли выходы из ситуации:

  • Детализация искусственно раздутых складских остатков позволяет допродать немаркированные вещи, и пока срок реализации не установлен;
  • В теории марка привязана к конкретной вещи и является уникальным кодом, на практике – только для ФНС РФ (да и там нет механизмов, позволяющих отделить два одинаковых КПБ проданных в разных регионах России);
  • Чтобы купить десяток тысяч кодов не надо доказывать, что ты производитель, достаточно это декларировать (например, видом деятельности).

Предполагалось, что драконовские штрафы и уголовная ответственность заставят предпринимателей встать в очередь и исправно платить непонятно за что. Искусственность российского подхода в том, что качество «честный знак» никак не гарантирует. Летопись похождений Комплекта Постельного Белья (КПБ) образно выглядит так:

  • Родился на фабрике в Иваново, в семье чистого хлопка;
  • Отец на четверть полиэстер, да и у мамы в роду было на 10% чужаков;
  • Скитался по России, осев в магазине Кемерово, где был поставлен на учет, как совершеннолетний;
  • Продан комплект спустя два года, в отдаленном магазине Кемеровской области по цене ниже себестоимости.

Цифровая маркировка в текстиле заработала

Красивая теория. Если что, убыток зафиксирован в ФНС, поэтому все в цепочке остались с жирной прибылью.

Никоим образом подобные летописи не дадут картины качества, единственное, что более-менее достоверно – состав. Всё остальное пишут программисты, реплицируют коды, позволяющие продавать «один и тот же КПБ» в разных регионах в разные кварталы десятки раз. Это вершина обхода маркировки, которая стоит дешевле внедрения системы, остальные варианты куда менее затратные.

Покупка оборудования и кодов окупается маркировкой серого импорта

Фабрика в Иваново не может демпинговать промаркированным постельным бельём, поскольку не будет работать в убыток, торгуя ниже себестоимости в 100 рублей. ИП из Иваново, получая на склад КПБ из Китая за 40 рублей (при сравнимых размерах и внешнем виде), может назначить цену в 90 рублей, что с лихвой покроет затраты на маркировку.

Схема довольно очевидна, одну из цепочек в январе прикрыли в Московской области, причем довольно случайно. Основные принципы следующие:

  • ИП регистрирует адрес в текстильной зоне (например, арендует на фабрике 1,5 м2);
  • Декларирует пошив КПБ на заказ из давальческого сырья как основной вид деятельности (по закону всё чисто, не нужны свои станки и станы со швеями);
  • Истребует необходимое количество марок «честный знак», получаемых по закону, комар носа не подточит.

Разумеется, маркируется серый, а то и нелегальный импорт, сопровождаемый пометкой «сделано в России». Второй ИП покупает «товар нового бренда», и он окончательно легализуется на прилавке. Внешне отличить «левый» стикер от «правого» не получится.

Цифровая маркировка в текстиле заработала

История роскошная: сделано в Иваново, куплено оптовиком в Москве, продано московскому покупателю. Вскрыть такую схему может только ФНС, нагрянув с прямой проверкой (вместе с правоохранителями), чтобы прихлопнуть текущий товар в плане ещё не переоформленных документов. В Московской области помог случай, на склады нагрянули по другому поводу, где и обнаружили тружеников обязательной маркировки серого и нелегального импорта.

Сколько подобных связок работает в России, исправно маркируя то, что пошито в других странах, неизвестно. Статистика осторожно сообщает, что за IV квартал 2021 г. количество проданных единиц, подлежащих обязательной маркировке, на 12% превысило количество произведенных (по косвенным данным). Учитывая действенность изобретенной схемы, оператор «честного знака» призвал россиян к доносам. Сейчас обсуждается механизм начисления премий (с выводом на карты доносчиков) в целях призвать потребителей контролировать честность «честного знака». Только это не будет работать. Изначально неверно построенная система уже дала сбой, показав, что тотальный контроль 2-3 типов товара возможен, но в массовом производстве никогда.

Мы намерено не упомянули торговлю через интернет-магазины, прямые покупки на фабриках, «заказные пошивы» на тех же фабриках и сайты объявлений о продажах. По этим каналам распространение немаркированных вещей нарастает как снежный ком, и в этой сфере торговли в принципе не придуман механизм контроля. Да и контролёров не хватит.

А вот чего хватит, пока в болоте обязаловки барахтается «честный знак», это российской смекалки, которая обелит весь контрафакт, пока чиновники думают, как ещё набить карманы своих родственников.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. *

DPL каталог продукции
Маркетплейс Перейти
+